Черное золото – сырьевое проклятие Венесуэлы

2.jpg

Нельзя понять сегодняшнюю ситуацию в Венесуэле, не понимая той роли, которую нефть играет в этой стране.

Венесуэла обладает крупнейшими в мире разведанными месторождениями – 20% мировых запасов – и нефть уже давно является ее основным источником дохода. Ее добыча началась в первом десятилетии 20-го века. В 1922 году в скважине Лос-Барросос произошел неконтролируемый разлив нефти, о котором писала пресса по всему миру. Однако относительно бедное государство не могло добывать нефть  в промышленных масштабах, поэтому правительство продавало концессии и землю иностранным нефтяным компаниям, главным образом американским и голландским.

Во время Второй мировой войны и послевоенного бума спрос на нефть резко возрос. В 1945 году Венесуэла производила ошеломляющий миллион баррелей в день. Однако в пятидесятые годы арабские страны пришли на рынок с большими объемами. В результате нефти стало в избытке, и ее цена, которая является нормальной, резко упала. По этой причине в начале 1959 года Лига арабских государств провела встречу в Каире, которая должна была решить проблему.

Создание ОПЕК оказалось ключевым моментом в истории Венесуэлы. В шестидесятые годы она стала одной из самых богатых стран мира, ВВП которой был несколько ниже, чем в США. Ее правительство знало, что это не будет длиться вечно, и что необходимо диверсифицировать экономику, но там было так много нефтедолларов, что вряд ли кто-то будет заботиться о развитии других отраслей экономики. И когда другие страны ОПЕК наложили на США эмбарго за альянс с Израилем, Венесуэла не присоединилась к ним, и деньги буквально завалили страну. В период с 1972 по 1974 год доходы от нефти увеличились в четыре раза. В то же время большая часть денег вывозилась, так как все нефтяные компании принадлежали иностранным инвесторам. Росло число недовольных голосов тем, что эксплуатация месторождений западными концернами является эксплуатацией национального блага Венесуэлы.

Наконец, в 1976 году правительство подчинилось и национализировало горнодобывающую промышленность. Основанная Petroleos de Venezuela SA (PDVSA) – государственная компания по надзору за добычей полезных ископаемых. Президент Перес мечтал, что нефтяной бюджет позволит ему построить Ла Гран Венесуэлу. Нефтедоллары должны были обеспечить быстрое развитие венесуэльской экономики, в значительной степени контролируемой правительством.

Топливный кризис в середине восьмидесятых, в конце 90-х годов цена на нефть снова резко упала. Для Венесуэлы это была очень плохая новость, потому что нефтедоллары составляли 1/3 их доходов, и государство быстро погрузилось в кризис.

В результате кризиса к власти пришел Уго Чавес, который большую часть доходов от нефтедобычи перевел в социальную сферу, уровень жизни простых жителей существенно возрос.

Чавес стал любимым лидером левого мира. Он также начал вкладывать деньги в поддержку других левых правительств, например, на Кубе, желающих экспортировать революцию, которая нанесла ущерб отношениям Венесуэлы со многими странами региона. Рост цен на нефть в 2002-2008 годах означал, что падение добычи не ощущалось, и можно было делать вид, что на горизонте не было катастрофы.

Первые признаки кризиса появились в 2007 году. Экономика Венесуэлы была настолько сконцентрирована на нефти, что другие отрасли – также из-за все более сильного центрального управления – простаивали. В магазинах не хватало предметов первой необходимости. Решением правительства было перевести многих менеджеров PDVSA на должности в других секторах. Благодаря их профессионализму им удалось на некоторое время улучшить ситуацию, но их уход стал еще одним ударом по нефтяной промышленности.

Венесуэла вступила в кризис в конце 2013 года. Настоящая катастрофа произошла в середине 2014 года. Цены на сырую нефть начали резко падать со 100 долларов за баррель летом до менее 50 в январе 2015 года. К концу этого года Венесуэла продавала свою нефть менее чем за 30 долларов за баррель. Только Чавес не собирался отказываться от каких-либо социальных программ, и для их работы требовалось, чтобы цена на нефть, составляющая 95% экспортных доходов, не опускалась ниже 60 долларов. PDVSA перестала платить западным компаниям за помощь в добыче полезных ископаемых, и годы без инноваций делали ее добычу все более и более сложной.  В 2015 году экономика Венесуэлы свернулась на 5,7%, а годом позже – на 18%.

В мае 2018 года состоялись очередные президентские выборы. Официально Мадуро (он сменил Чавеса после его смерти) набрал в них почти 68% голосов при 46% посещаемости. Однако оппозиция утверждает, что они были сфальсифицированы, а правительство преследовало кандидатов от оппозиции, не давая им бороться на равных.

По этой причине такие организации, как ООН, ЕС, ОАГ или группа «Лима», не признали результаты выборов. На этом основании Национальное собрание пришло к выводу, что Венесуэла была лишена президента. Это означает, что в соответствии с временной конституцией был провозглашен председатель Ассамблеи Хуан Гайдо.

В настоящее время мы имеем дело с очень сложной ситуацией. У Венесуэлы есть два президента, ни один из которых не собирается уступать. Некоторые страны по-прежнему признают авторитет Мадуро, а некоторые, в том числе США и Бразилия, Гуайдо. В настоящее время сложно определить, в каком направлении будет развиваться ситуация.

Самым опасным моментом возгорания является проблема американских дипломатов. После признания Трампа президентством Гвадеро Мадуро разорвал дипломатические отношения с США и приказал дипломатам покинуть страну. Однако Гвайдо сказал им, что они могут остаться, и Государственный департамент согласился, заявив, что Мадуро не имеет полномочий принимать такое решение. Если правительство попытается удалить их силой, это может привести к эскалации и даже вооруженному вмешательству. С самого начала года российские бомбардировщики нанесли визит в Венесуэлу и начали говорить о создании постоянных баз, эта перспектива стала еще более реальной – США не могут позволить себе второй кубинский кризис. Однако не менее вероятно, что напряженность настолько возрастет, что разразится гражданская война между правительством Мадуро и верной армией и народом Венесуэлы.

Одно можно сказать наверняка. Кризис в Венесуэле зашел настолько далеко, что даже если режим Мадуро рухнет, его восстановление займет годы, если не десятилетия. И причиной всему зависимость экономики  страны от черного золота.