Аналитика

Изоляция России – большая ошибка Запада

С 1990-х годов в аналитике сохраняется тезис о том, что существует  неизбежность кризиса в китайско-российских отношениях, вызванного геополитической конкуренцией обеих великих держав в регионе Центральной Азии. Объявление в 2013 году президентом Си Цзиньпином концепции Нового шелкового пути (китайской стороной, известной как «Один пояс, один путь»), совпавшей с созданием Москвой интеграционного проекта в форме Евразийского экономического союза, подтвердило обоснованность этого тезиса, поскольку оба проекта казались быть обреченными на соревнование.

Между тем, в мае 2015 года во время визита президента Си Цзиньпина в Москву, была опубликована совместная декларация об «объединении» обоих проектов и создании формального механизма их координации в виде совместной рабочей группы. Объявление президентом Владимиром Путиным 16-17 июня 2016 года во время Петербургского международного экономического форума видения «великого евразийского партнерства», которое он также назвал проектом «Великая Евразия», призвано показать, что Москва наконец выбрала стратегию присоединения к более сильному партнеру, чтобы уравновесить растущую китайскую мощь, в то же время пытаясь скрыть растущую асимметрию в российско-китайских отношениях.

И вот с 4 по 6 сентября 2019 года в России проходит Восточный экономический форум, в котором принимают участие представители 65 стран. Основным гостем форума является премьер министр Индии Надендра Моди.

В процессе проведения форума четко прослеживается реализация Россией идеи Большой Евразии.

Россия и Индия подписали пятнадцать деклараций о сотрудничестве в области торговли, ядерной энергетики, производства военной техники, связи и освоении космоса. Во время двухдневного визита в Россию премьер-министр Индии Надендра Моди встретился с президентом Владимиром Путиным во Владивостоке во время Восточного экономического форума.

На пресс-конференции после разговора с Моди Путин заявил, что Россия готова развивать сотрудничество с Индией в области атомной энергетики. «Мы рассматриваем сотрудничество Росатома с индийскими партнерами как флагманский совместный проект», – сказал российский президент, упомянув о строительстве АЭС в Куданкуламе. По словам Путина, ожидается, что Россия поможет построить как минимум 12 атомных электростанций в Индии в течение 20 лет.

Переговоры между Путиным и Моди касаются, в частности, укрепления экономического сотрудничества, в том числе энергетического, оборонного и технологического. Страны подписали пятнадцать соглашений о намерениях, в том числе межправительственное соглашение о производстве запчастей для российской и советской военной техники.

Мы наблюдаем становление и развитие взаимоотношений РФ, Китая, Индии в сторону создания большой Евразии. Таким образом, политика Западных стран по изоляции России полностью провалилась и уже Европейским странам предстоит задумываться о шагах по присоединению к Большой Евразии, чтобы полностью не уйти с экономической и политической карты мира.

Евразийская территория является основным направлением региональных интеграционных инициатив, выдвинутых Россией и Китаем в последние годы.

Евразийский экономический союз (ЕАЭС), который возник сначала как Таможенный союз в 2011 году, а затем как экономический союз в 2015 году, теперь включает в себя Армению, Беларусь, Казахстан и Кыргызстан наряду с Россией. При поддержке общего наднационального института, Евразийской экономической комиссии и договора, подписанного в 2014 году, с 2012 года основная цель ЕАЭС заключается в создании единого рынка товаров, услуг, капитала и рабочей силы, что является первым шагом к более глубокой интеграции пост- Советское пространство, родственное Евросоюзу.

Поскольку процесс интеграции в ЕАЭС уже начался, группа российских экспертов во главе с Сергеем Карагановым собралась под эгидой Валдайского клуба (скорее всего, по поручению правительства России), чтобы обсудить дальнейшие варианты интеграции Евразии. В апреле 2015 года группа опубликовала доклад под названием «На пути к Великому океану», в котором выступала за превращение Евразии в китайско-российскую зону совместного развития. Во время посещения Китайского института международных исследований (CIIS) Караганов объявил, что его план «Большой Евразии» был представлен президенту России Владимиру Путину.

Ему, видимо, понравилась эта идея: на Петербургском международном экономическом форуме, состоявшемся в июне 2016 года, Путин предложил создать «Великое евразийское партнерство» (GEP), которое будет включать в себя страны ЕАЭС и Содружества Независимых Государств (СНГ), а так же Китай, Индию, Пакистан и Иран.

Расширение географического охвата нового партнерства на более обширный евразийский регион за пределами постсоветского пространства отражает признание российского политического истеблишмента, что для обеспечения экономического процветания в регионе узко сфокусированного ЕАЭС, вероятно, будет недостаточно. Большие азиатские экономические двигатели должны быть задействованы. Запуск GEP также призван создать впечатление, что Москва по-прежнему является ведущей силой, стимулирующей интеграционный процесс в регионе, поскольку она все больше ощущает давление другого видения будущего Евразии: нового китайского проекта Шелкового пути.

Проект, который сейчас известен как BRI (Belt and Road Innitiative), был запущен в 2013 году президентом Китая Си Цзиньпином. BRI состоит из двух основных частей: Экономического пояса Шелкового пути (SREB), простирающегося от Китая до Западной Европы, и Морского шелкового пути 21-го века, который простирается от Китая через Индийский океан до Средиземного моря.

В целом BRI воспринимается как трансграничный проект по развитию инфраструктуры, что на самом деле является отражением видения пекинской политической элиты в отношении более широкого, интегрированного евразийского региона, возглавляемого Китаем.

Пять основных идей, продвигаемых BRI – координация политики, строительство инфраструктуры, беспрепятственная торговля, финансовая интеграция и обмены между людьми – служат конечной цели построения «сообщества общей судьбы человечества».

По сравнению с российским ЕАЭС и GEP, основной привлекательностью BRI является сумма денег, которую Пекин готов вложить в различные проекты. BRI представлен как проект, к которому большинство ближайших соседей России с энтузиазмом присоединились.

Пекин является первым адресатом проекта «Большая Евразия». Суть предложения Путина Пекину, похоже, заключается в согласии российской стороны сотрудничать с Китаем в реализации их экономической стратегии экспансии на Запад, но при условии готовности Китая учитывать интересы России. Такие интересы включают, прежде всего, поддержание институциональной согласованности евразийского проекта и откладывание вопроса о либерализации торговли товарами на будущее. Российское предложение также включает молчаливое согласие на российско-китайский кондоминиум в Центральной Азии, предполагая доминирование России в сфере политики и безопасности с экономическим доминированием Китая.

Другими адресатами проекта являются ключевые страны ЕС, особенно такие страны как Германия, Франция и Италия. Для них видение Великой Евразии состоит в том, чтобы служить той же цели, которую ранее Москва хотела достичь с помощью проекта «Великая Европа». Эта цель состояла в том, чтобы “соблазнить” Западную Европу перспективой экономического сотрудничества с Востоком и бесконфликтного сосуществования с ее российским соседом, чтобы “освободить” ее от американского стратегического зонтика и получить ее согласие на асимметричное экономическое сотрудничество на российских условиях.

После того, как привлекательность  российского и даже постсоветского рынков оказалась недостаточной, чтобы убедить Западную Европу ударить по геополитическому рынку, Путин пытается добиться того же эффекта, распространяя привлекательность азиатских рынков на европейцев и предлагая вариант, при котором сотрудничая с Россией, они могут значительно увеличить свою долю в них. С другой стороны, это предложение содержит элемент шантажа, угрожающего Европе экономической и политической маргинализацией, если она не воспользуется российской «брокерской деятельностью». Предложение для Западной Европы также является попыткой России избежать чрезмерной экономической зависимости от китайского партнера.

Следующим адресатом путинского проекта являются азиатские страны – потенциальные участники экономической «сети сотрудничества». Предложение Путина предлагает азиатским партнерам – Индии, Ирану, АСЕАН, Южной Корее – присоединиться к российской стратегии включения растущей власти Китая в постоянно расширяющуюся сеть многосторонних экономических и политических институтов, которая ограничит способность Пекина использовать свое экономическое преимущество в отношениях двусторонний.

Похожие записи

Странная утечка от CNN – двойной агент Кремля

Отставка Болтона является явным признаком провала стратегии США «по максимальному давлению»

Как Brexit втянул британскую монархию в политические игры

Макрон вытесняет Германию от ведущей роли в ЕС

Польша пытается уменьшить значимость СССР в победе во Второй мировой войне

Америка не спешит оказать обещанную финансовую помощь Украине